Ростов-на-ДонуВт, 22 июня 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Для нас все документы уникальны

Для нас все документы уникальны
#Интервью

https://wwii.space/, https://cityreporter.ru/

О Великой Отечественной войне мы знаем, казалось бы, много. И историки постарались правильно описать произошедшие события, и деды, что смогли – рассказали. И все же можно смело назвать историю Великой Отечественной войны областью еще требующей изучения. Ученым-исследователям открылся новый сегмент для тщательной работы – архивные документы. Многие из них долгое время были закрыты для доступа, хранились под грифом «секретно». Именно эти желтые ветхие страницы содержат информацию, которая цифрами и фактами сможет очистить историю второй мировой войны от наносного, придуманного и перековерканного. Теперь на передовой в боях за правду – тихие и незаметные люди: архивисты.

Архив в чистом поле

Во время войны эти люди совершили свой тихий и незаметный для других подвиг – они сохранили документы, которые потом благодарные потомки будут осторожно перебирать в поисках информации.

— Когда стало ясно, что военные действия приближаются к Дону, было принято решение – вывезти архивы из Ростова, Таганрога, Шахт. Архивы были тогда в ведомстве НКВД, поэтому приказ – есть приказ. Быстро собрали все ценные документы и около 40 вагонов архивных фондов в сопровождении сотрудников были отправлены в Омск, — рассказывает директор Таганрогского филиала ГКУ РО ГАРО Инна Новожилова. — В основном это были женщины. Вот они совершили настоящий подвиг. Документы хранились, можно сказать, «в чистом поле», на сене. Архивисты это сено ворошили постоянно, перебирали документы, с грызунами боролись, от непогоды бумаги укрывали. Когда архив вернулся из Омска в Ростов, оказалось, что утрачено максимум 10% документов.

Конечно, не все удалось спасти. А некоторые документы не удалось даже собрать. В основном из-за военных действий пострадала документация предвоенных 30-х и начала 40-х годов. Эти бумаги предприятия попросту не успели сдать в архивы, даже в россыпи, а архивисты не успели их обработать. Поэтому сохранившиеся чудом в архивах документы той эпохи – уникальны.

Не успели

Зато вернувшимся из эвакуации архивистам предстояла долгая и кропотливая работа над разбором немецких архивов.

— В нашем городе осталось много немецких документов, оккупанты не успели их уничтожить. Таганрог освободили очень быстро, 30 августа 1943 года на Миус-фронте прошел прорыв, и советские войска вступили в город. И уже на следующий день была образована комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба. И здесь сохранившиеся документы сыграли значительную роль. Все оставшиеся от оккупантов документы решено было свезти в одно место, а именно, к нам в архив, где мы находимся последние 100 лет, — продолжает рассказ Инна Олеговна. — Последующие два года с этими архивами работали военные переводчики, сотрудники НКВД. Им нужно было отобрать все, что касалось военных преступлений, сразу, по горячим следам зафиксировать и перевести. Особое внимание уделялось расследованию массовых убийств в Петрушинской балке: рапорты немцев, рассказы очевидцев, акты эксгумации. Позже эта часть документов так и осталась в архивах НКВД. На основании данных, зафиксированных в них, проводились военные трибуналы.

Еще одна часть документов оккупационного периода была передана в штаб гражданской обороны, в ней – данные о разминировании, о разрушениях. Остальной массив документов остался в городском архиве. Долгий период эти документы были на закрытом режиме, с грифом «С». И перевод этих документов на открытый режим начался только в 90-е годы.

Пропаганда и строгая учетность

Есть в Таганрогском архиве и газета «Новое слово», с декабря 1941 года и по август 1943 издававшаяся оккупантами для населения. Газета была четырехполосная, выходила два раза в неделю и, по словам моей собеседницы, мало чем отличающаяся от советских газет даже послевоенного времени.

— Пропагандистская направленность сквозила во всем – в заголовках, в темах передовиц, в новостях, — говорит директор архива. — Ну и конечно – обычная жизнь: рекламные объявления, приказы и распоряжения бургомистерства, театральные афиши. Жизнь продолжалась, не смотря ни на что. Работали кинотеатры, загсы. Работали некоторые предприятия — авиационный завод (он же завод Юнкерс), комбайновый завод, металлургический, мельница, артели мелкие. Даже варьете было, премьеры делали. В архиве можно найти и имена актрис, и список пьес, которые предлагались публике.

Также, сразу после освобождения, началась работа по подсчету ущерба и человеческих потерь.

— С каждого предприятия поступали «Акты ущерба, нанесенные немецко-фашистскими захватчиками и их пособниками», где описывалось все, вплоть до того сколько деревьев спилено на территории организации. Все эти документы до сих пор сохранены в нашем архиве. Благодаря таким сводкам был подсчитан ущерб нанесенный экономике страны. А уже после Победы начался сбор информации по погибшим: сотрудниками военкоматов проводился опрос всех жителей — кто сколько и кого потерял (погибли, пропали без вести, угнаны в Германию, расстреляны), — продолжает Инна Новожилова. – И здесь тоже пригодились немецкие архивы. Мало того, что оккупанты четко фиксировали свои карательные акции и сбор рабочей силы для отправки на работы, они еще и провели две переписи населения Таганрога. Первая прошла сразу же после того, как немцы зашли в город — 3-4 ноября 1941 года было переписано все население: ФИО, кто по специальности, когда приехал в Таганрог, откуда, семья. Немцам нужно было знать, какими ресурсами они обладают. Вторая перепись была уже после зачисток, в январе 1943 года, и в отличие от первой она уже шла со специально отпечатанными опросными листами, с печатями и подписями – нужно было знать, кто остался. Все эти документы хранятся в нашем фонде «Статбюро» и теперь доступны для исследователей.

Возвращение

Большинство военных документов, хранящиеся в архиве Таганрога стали доступны для исследователей совсем недавно – 15-20 лет назад. Но уже сейчас директор Инна Новожилова с гордостью рассказывает о том, как их архивные данные помогли отследить судьбу многих солдат Великой отечественной войны.

— Из документов немецкой эпохи мы почерпнули сведения о нахождении на лечении военнопленных красноармейцев. И когда Центральный архив министерства обороны оцифровал свои документы и выложил их в открытый доступ на сайте «Память народа», мы провели сравнительный анализ фамилий умерших солдат из наших списков и тех, кто указан на сайте. Оказалось, что многие из тех военнопленных, кто умер в госпитале, оформлены в «Памяти народа» как пропавшие без вести. Мы указали данные о их смерти и местах захоронения. Уже сообщили о судьбе около 700 человек, — говорит моя собеседница. — Вот буквально недавно я подготовила список еще на 25 фамилий солдат, которые числятся в пропавших без вести.

Также благодаря работе архивистов проводилась работа по возвращению художественных ценностей, вывезенных оккупантами из музеев Таганрога.

— Немецкая педантичность сыграла нам на руку, — объясняет Инна Олеговна. — Дело в том, что они четко фиксировали процесс экспроприации: записывали — какие наиболее ценные экспонаты из музея изымали и куда отправляли. Сотрудники музея все сохраненные нами документы изучили и издали книгу, где описали все, что было украдено. Благодаря этому каталогу две картины вернулись в Таганрогский музей – полотно «Последняя воля» Николая Богданова-Бельского и «Пруд с ветлами» Василия Поленова.

А сколько еще важного, но забытого, хранят эти ценные бумаги, сколько еще удивительных фактов может найти в них терпеливый исследователь. Работа над этими архивами в самом разгаре. По словам директора Инны Новожиловой в Таганроге порядка 140 тысяч единиц хранения. В год своими силами работники архива могут разобрать и оцифровать 70-100 дел, так что работы очень много. Но архивисты – люди к труду привычные. Просто они понимают, что сила – в правде, правда – в документах, а документы – в архивах.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.